Врачи – новые «стрелочники» Взгляд изнутри: Почему государство включило репрессивные меры в отношении медицинских работников.

Дело Елены Мисюриной

«Дело врачей» сдвинулось с мертвой точки.  Врач-гематолог Елена Мисюрина освобождена из-под стражи. До рассмотрения апелляционной жалобы она будет находится под подпиской о невыезде

Дело врача-гематолога Елены Мисюриной приобрело широкий общественный резонанс. В конце января Черемушкинский районный суд Москвы приговорил ее к двум годам колонии за врачебную ошибку. Суд счел, что именно действия Мисюриной (биопсия костного мозга), привели к смерти пациента. На защиту доктора встало едва ли не все медицинское сообщество, известный детский врач, глава неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль, на последнем заседании суда и вовсе предложил «посадить в клетку его вместо Елены». При этом он признался, что Елену Мисюрину впервые увидел на судебном заседании, ранее они знакомы не были. За Мисюрину вступились также и Московские чиновники – мэр Москвы Сергей Собянин призвал рассматривать подобные ситуации максимально корректно и объективно. А вице-мэр столицы Леонид Печатников заявил, что изучив историю болезни пациента, в смерти которого обвинили Мисюрину понял, что обвинение в ее адрес, абсурдно. 

Многие медики уверены, дело Мисюриной показательное. В отношении медицинского сообщества начата самая настоящая травля. На эту тему мы решили поговорить с коллегой Елены Мисюриной, известным детском врачом Дмитрием Тарусиным:

Вопрос, которые сейчас волнует практически всех медицинских работников нашей страны, ведь на месте Елены Мисюриной может оказаться любой врач, медсестра, фельдшер…

Чем, на ваш взгляд связаны столь репрессивные меры со стороны следственных органов в отношении медицинских работников именно сейчас? Ведь некий процент летальных исходов во время проведения сложных операций и процедур существовал всегда.

    Тут же все очень просто и до невероятия примитивно. Мы сдвигаем застрявшее Окно Овертона в нужную для оправдания реформ позицию. Еще 10 лет назад такое казалось невозможным, теперь нас заставляют свыкнуться с реальностью. Которая, по прошествии максимум года станет обыденностью. Через год никто не обратит внимания на то, что врачи исчезают и пачками садятся на нары. Это будет так же, как с педофилией. Помните – лет 7-8 назад педалировался процесс поиска лиц, насилующих детей? НТВ разрывалось от «новых ужасных случаев», журналист Мамонтов объявил войну педофилам- врачам, учителям, руководителям секций, т ренерам.. Что вышло из этого – вы знаете. Теперь детей на детской площадке не видно, в школах – пропускная система, доверие выхолощено, родители всего боятся. Это только часть проблемы. Таких заходов было множество. Терроризм – и вот уже наши лица, перемещения, любые движения в камерах наблюдения. Ужасный грипп – и вот уже фургончики с чудодейственной вакциной стоят у метро.

 

      Все это методы манипуляции общественным сознанием. Институт Джонса Хопкинса в США владеет технологией ротации общественного мнения на 180 градусов за 4 года. Наши специалисты службы работают так же. Появляется заказ – появляется технология – появляется  реакция. Начинается воплощение. Простите за сравнение «баранам стучат в барабаны» и они группируются в нужном направлении, занимая нужные позиции от страха и стадного инстинкта. Впрочем, ничего нового. Создание иллюзии свободы – и есть свобода для большинства жителей Великой Страны. Техника манипуляции выбор без выбора, известна еще с педагогического посыла: «Ты пойдешь спать сейчас,  или когда уберешь игрушки?». Вывод – ты все равно идешь спать, но иллюзия есть. Это и есть свобода. 

 

     Нужны новые методы управления обществом. Отработала и исчерпала себя Крымская история, в Окно Овертона уже не так страшно виден терроризм, не вышла истинная идея «О, спорт! Ты - мир», провалилась с оглушительным треском программа демографической политики, реформа здравоохранения довела до ручки и тех, кто в ординаторской и тех, кто в коридорах и в палате – нужно же как-то оправдывать свои ошибки. Но помним : система не ошибается, она непогрешима. Значит, в цепи есть слабое звено. Обвинить граждан в том, что они гробят свое здоровье, не удастся -  экология, питание, стрессы, безработица, мизерные зарплаты – мы поэтому не занимаемся свои здоровьем – никто не признает себя виноватым, скорее обвинит государство. Но ему – государству – это не надо. Поэтому нужен стрелочник в глобальном смысле этого слова.

     Повторяю -  террористы вымерли, коррупционеры сели, педофилы отловлены, нужная новая точка внимания. Там, где планируют принципы социального управления – я точно не знаю, кто консультирует верхушку по этому вопросу – и мне этого знать не нужно (жить еще вроде хотелось бы) – искать точку боли, на которую можно надавить. Искали мозоль, на которую можно положить перцовый пластырь. Она найдена – одна из – это врачи и медицина. Болит у всех, раздражает всех – прекрасное приложение для формирования раскола. И вот клин с размаху влетает в общественное сознание – где-то между страхом заболеть и оказаться в яме 2 на 2 без помощи – или проследовать в ту же яму – но с помощью врачей – убийц. Вот он – феномен «выбор без выбора» - «спать сразу или когда уберешь игрушки?». Старо, как сама система манипулирования человеком. Но сработало. Эта машина – если ее не остановят бунты – раскатает многих.  Но больше государство никого не заметит – в открытое окошко Овертона уже влетел миазм, и он останется надолго, как запах гнилой селедки на одежде. Теперь почти каждый врач – более или менее значимый и знающий – будет сам чувствовать, как от него – сколько бы он не стирал свою одежду – несет «гнилой рыбой»… И когда он будет называть свою профессию в обществе – он должен опасаться того, что часть граждан начнет затыкать носы и отворачиваться. Читали Римское Право? Разделяй и властвуй. Отличный клин. Забит прочно и надолго. Эффект иссякнет только лет через 7-8. Именно столько в обществе живет педалируемая сверхидея. Когда она «сдуется» - будет найден следующий враг общества номер 1.

   И тем ни менее, явного протеста со стороны медицинской и не только, общественности, власть испугалась. В чем вы видите причину отказа в проведении пикета на площади Пушкина?

коллеги провели одиночные пикеты в Санкт -Петербурге 

    Тут тоже все очень просто. Управляемый протест в головах и неуправляемый протест на улице – это две разные истории. В социологии есть термины, обозначающие управляемые и ядерные процессы в обществе. Стержень загнали слишком глубоко в реактор – все полезло наружу. Как перегретая гречка из кастрюли с крышкой. На носу главные выборы страны -  а тут уличные акции. Это вообще один из самых идиотских показателей техники Страуса. Страус – он что -  засунул голову в песок и там думает, что ж..па не видна. Но смчаный пендаль не заставит себя долго ждать – главная ошибка страуса в том, что, когда у него голова в песке – он не слышит бури.
Еще один расчет – на выгорание актуальности. Он очень умен. Посмотрите на систему ответа на официальные жалобы – 40 (!!!!) дней. За 40 дней Душа покидает земной мир – а тут актуальность! Если ее не подогревать, задобрить общественность  своим Государственным участием, поставить в HOLD протест – глядишь, он и сдуется. Перегорит. Так бывает с обращениями во всякие префектуры, управы, и прочие институты. Когда жизнь тебя завертела новыми событиями, и тебе через 40 дней приходит письмо – типа «мы рассмотрели на подкомисии такой-то комиссии Ваше обращение и сообщаем», оно обычно отправляется в топку или в унитаз. Это называется «УЖЕ НЕ ИНТЕРЕСНО». Вот на это и расчет. Но Страус должен помнить, что ж..па снаружи, и рядом с ней может оказаться не только нога но и проктологическая петарда. Это значительнее эффектнее, хотя страуса в прямом смысле, жалко.
Именно этими факторами обусловлено отсутствие согласования. Ну и конечно: не допустить волнения перед выборами ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!

Казалось бы, в этой не простой ситуации всему медицинскому сообществу необходимо сплотиться, а не валить с «больной головы на здоровую». Ваш коллега из клиники, где проводили операцию пациенту Елены Мисюриной забыл о врачебной солидарности и переложил на вину на коллегу. Я понимаю, что вопрос несколько не этичный, но тем ни менее решусь. Выводы патологоанатома клиники, где пациенту сделали операцию, на ваш взгляд, ни что иное как снять ответственность со своих коллег? (Хотя любой специалист понимает, что осложнения и ухудшение состояния здоровья пациента были вызваны его заболеваниями)

   -Согласен с Вами, что вопрос не несколько, а совсем не этичный. Этика в медицине сегодня в дефиците, увы. Но я профессор старой школы, поэтому постараюсь нивелировать «недостаточную этичность» вопроса этичностью ответа. Я по второму образованию юрист -  хоть и было это давно, и во многом отстал я уже от действующего законодательства, но все-таки основы права глобально не поменялись с момента моей учебы.

 

   Хочется начать с того, что все наши выводы мы выстраиваем на основании очень зыбких данных. Это данные, доступные в сети интернет. Это не документы. Это не первоисточник. Это не есть основание для применения Закона. Но, если мы будем базироваться на этих данных, то невооруженным глазом (если его приоткрыть Фемиде) явственно видно следующее:

- имеет место нарушение подэкспертности. Подэкспертность – как и территориальная подсудность – незыблемое правило, нарушение которого ставит под сомнение полученный результат. Патологоанатомические мероприятия должны были и обязаны проводиться в учреждении, имеющим лицензию на проведение судебно-медицинской экспертизы. То есть в бюро СМЭ. Их в Москве достаточно, дефицита «коек» в них не наблюдается. Поэтому, это первый заметный факт. Учреждение частного здравоохранения сочло возможным нарушить это правило.

 

-имеет место нарушение лицензионных требований и условий осуществления медицинской деятельности клиникой, в которой получал лечение пациент. Я так и не понял из текстов, опубликованных в сети, имели ли клиника лицензию на патологическую анатомию, патогистологические исследования, профили «гематология», «онкология», «переливание крови», «эндокринология». Предполагаю, что часть этих позиций не была закрыта понятием Лицензия на момент происшествия. Это может установить только Департамент здравоохранения и его Управление лицензирования и аккредитации, которое проверяет и подписывает Лицензию на осуществление медицинской деятельности. Я лично не знаком с клиникой, но точно знаю, что профиль «гематология» требует особых помещений, особых условий. Как и профиль онкология. Проще простого проверить клинику с привлечением сотрудников Медицинской инспекции департамента здравоохранения города Москвы, которая имеет доступ к лицензионным делам. Там должны находиться а) экспликация помещений б) личные дела сотрудников с указанием их образовательного ценза (то есть формального допуска к оказанию помощи таким пациентам) в) перечень оборудования и расходных материалов согласно Порядка оказания медицинской помощи по профилю…» и так далее. Видели ли кто-то эти документы? Часто – к сожалению – имеет место «закрытие глаз» на некоторые «несущественные недостатки» материально-технического обеспечения. Почему закрываются глаза – пусть останется Вашей догадкой – и в принципе Вы будете правы. Хрустящие бумажки часто заменяют официальные бумаги, но я не утверждаю и не обвиняю – не хочу потом оправдываться за это в Суде. Если не было «кабинета крови», «помещения для хранения компонентов крови», «экспедиции», если не было договора со станцией переливания крови – становится понятно, почему столь необходимая плазма не была перелита – их просто так на Городской станции переливания крови не отпускают. Таким образом, мы вправе предположить, что при оказании помощи пациенту были нарушены лицензионные требования и условия. Если не формально – то фактически. Это уже уровень ответственности руководства города, которое ни при каких обстоятельствах не признает свою ошибку, так как это уже ошибка системы, а система- как известно - непогрешима.

-из интернет – истории известно, что пациент поступил туда в рамках программы ОМС – то есть у него не было выбора на момент госпитализации. Но – и это очень важно – у пациента было подозрение на «острый живот», а лицензия на хирургию у клиники была. Если бы скорая помощь «задумалась», что это острый живот у осложненного онкологического гематологического больного с эндокринным фоном, а не пошла по схеме «острый живот – хирургия», то – конечно же была бы выбрана иная клиника, где представлены все три профиля оказания помощи. Однако, врач «передал» острый живот -  диспетчер принял «острый живот» и дал наряд на госпитализацию «острый живот», без учета – как мы говорим «преморбидного» фона пациента. И это очевидная ошибка системы, которая совершила недоучет обстоятельств болезни.  Кто – на каком этапе – недосказал – недопонял – должно установить следствие, а не я, но факт налицо – доставка в учреждение частной системы здравоохранения, не имеющего – вероятно – всего набора лицензий. Признает ли система свой косяк – естественно, никогда. Система непогрешима!

- и снова из интернет-источников, но мы с трудом выясняем историю врача –патологоанатома, проводившего вскрытие и проводившего экспертизу. Кто он? Где он работал раньше? Какова его образовательная история? Кто его учителя? Кто его ученики? Какие работы в печати характеризуют его и его квалификацию? Когда и где он был в последний раз на конгрессе или симозиуме? Есть ли его электронный адрес в списке рассылки приглашений на мероприятия? Каков его социальный профиль в сети? Это позволяет предположить, что специалист был «вдудым ветром» - то есть некто откуда-то по гражданско-правовому договору. Все судебно-медицинские эксперты учтены в особом реестре. Патологоанатомы – нет, а эксперты – да. Есть ли гражданин в этом списке? Был ли? Бывал ли? Мы этого установить не можем. И главное – почему в сети не слышно его голоса? И в стране ли он вообще? Вышеизложенное позволяет усомниться в его «экспертности», и правах допуска к проведению данных работ и услуг.

- из части сообщений известно, что в клинике, где завершилась трагедия плотника, не было секционного зала… Эта позиция вообще не позволяет дальше комментировать результаты вскрытия.

Рискну предположить, что ситуация выглядела так: это лишь мое предположение, не заключение и не даже мнение. Это лишь предположение – не более. Поступает пациент с клиникой острого живота. Ну а что тут необычного? В больнице поступает «аппендицит». Вроде бы все обычно. Клиника острого аппендицита предполагает обследование и анализы, которые выполняются достаточно формально. Не скрою, что как фонендоскоп для хирурга называют лишним, так и знание тонкостей анализа крови – так же ситуация лишняя. Хирург должен оперировать. И он берется за свое дело. Почему? Потому, что клиника получает деньги за госпитализацию, а если приписать туда – к операции фразу «с применением высоких энергетических и лазерных технологий», то плата возрастает втройне. Поэтому – перевод в профильный стационар, где есть гематолог и онколог – был физически невозможен, даже если доктор сомневался в своих возможностях и анализах пациента. Напоминаю, до сиих пор нам в сети неизвестны фамилии хирурга, ассистента, анестезиолога… Таким образом, судьба плотника, переступившего порог платной клиники, работающей в ОМС, была предрешена с момента его послупления.

Продолжу свои предположения. Мы не знаем, начиналась ли операция с лапароскопии (что было бы правильно) или с открытого оперативного вмешательства. В любом варианте – главное требование анестезиологической безопасности у такого пациента не было выполнено – компоненты крови перелиты не были ни во время операции, ни после нее -  насколько я это могу понять. Это прямое нарушение протокола ведения таких больных, которые мы уже никогда не докажем, если кто-то из участников внезапно не побоится Бога. Но, похоже в Этой Клинике привит другой Бог… Тоже фамилия на «Б».

Так что же мы имеем? Был ли иной вариант исхода? Нет. Были ли шансы у плотника? Никаких. Была ли ошибка Мисюриной? Не думаю, так как очевидные признаки уезда пациента домой за рулем отрицают ситуацию острой кровопотери. При острой кровопотере кружится голова, падает давление, учащается пульс, появляется слабость, прогрессирующая потеря крови – даже в забрюшинную гематому – приводит к этому. Тем более, если предположить, что кровь лилась рекой в брюшную полость. Поэтому, версия следствия не выдерживает никакой критики, а в действиях, предшествовавших следственным, усматриваются – на мой взгляд -  признаки состава престуления с совершенно другой группой фигурантов -  начиная от акционеров Клиники, приложивших усилия к мобилизации административного ресурса и заканчивая исполнителями процедур, начиная с моменты вызова 03.

Что до моего сугубо личного впечатления, то сшитая белыми нитками история просто легла как пазл, в неосторожно оброненную господином Бастрыкиным фразу об активизации борьбы за чистую безошибочную медицину.

Показательно, что в свете этих событий, Верховный суд тут же суетливо создал Письмо-указание о неподсудности судей, совершивших добросовестную судебную ошибку. Заметьте, система право-лево-прямо-судия защищает сама себя очень оперативно.

Все что твориться  сейчас в медицинской сфере, всего лишь следствие тех процессов, которые происходят в государстве, в обществе. По большому счету и общественность в конце концов отвернется от медицинского сообщества, так как недовольных медицинским обслуживанием сейчас очень много и в большинстве своем, люди даже не задумываются, кто в этом виноват.

Как вы думаете, какие меры на государственном уровне необходимо принять в срочном порядке, что поддержать отечественную медицину и дать гражданам России возможность получать качественное медицинское обслуживание?

Не стоило задевать меня вопросами об «обслуживании»… Тут я могу уже дать срыв, хотя моей выдержанности многие завидуют. С этого и начну. Я – профессор, доктор медицинских наук, врач высшей категории, автор специальности детская урология-андрология в России,  за 30 лет стажа НИКОГДА И НИКОГО НЕ ОБСЛУЖИВАЛ И НЕ БУДУ. Я учился многому, но главное мое умение и навык я называю словом «лечить». Называл, называю и буду называть. Так что «обслуживают» пусть другие. Я пока что лечить продолжу. Мне до формальной пенсии – если не через суд отнимать свои кровные – два с небольшим года. Дотяну как-нибудь. И вот уж потом, в мемуарах, я расскажу, как строилось здравоохранение эпохи разгибающейся России.

Что касается Вашего ответа о качественной помощи мой ответ никак. Да, давайте будем объективными, и – или мы объективно воспринимаем действительность, или одеваем оранжево-розовые очки и наслаждаемся миром в иных красках. Медицина – как отрасль – это бездонная яма, колодец без дна, финансовая бездна. Медицина похожа на галчонка – он всегда сидит в гнезде, открыв клюв и никогда не бывает сыт, пока не научится летать. 3% - едим. 5% ВВП – ам. 10 % ВВП – икаем, глотаем, но рот по прежнему открыт. Поэтому при текущем устройстве государсвтенного бюджета качественная медицина – в России – подчеркиваю – не в крупных городах, а в России – невозможна. Можно сколь угодно долго говорить что бюджет наполняется, финансирование сохраняется, увеличивается, оптимизируется… Но это все сказки Бабушки Арины, бред сивой кобылы при лунном сиянии. Здравоохранение всегда в СССР было точечным. На местах учреждения «не дай умереть», в крупных городах «может быть вылечим». Без обиняков – все в СССР стремились попасть в крупные больницы крупных городов. Часто людям везло. Очень часто крупные больницы разгребали осложнения с мест. Теперь не так. Нет и не будет баланса в ближайшие 50 лет. Можно купить много оборудования, но на нем некому будет работать. Можно нанять много профессионалов (которые тают как мороженное летом), но не будет расходников. Можно пригласить импортных специалистов, но на качественных специалистов никогда не хватит денег. Можно развить частное здравоохранение, но в него не пойдут, так как кушать почти нечего. Можно продолжать вбухивать миллиарды в государственный сектор, но врач, перегруженный текучкой, не будет применять ничего из новых технологий. Ему просто некогда читать и осваивать. Поэтому поступление нового оборудования – хорошо, но оно всегда здесь будет использоваться на 20% своей мощности – потому что современные его опции никому не нужны.  Некогда – перегруз. Все можно, только это никак не улучшит состояние медицины в целом и больных в частности. Поэтому Ваш вопрос как получает ответ «Каком кверху». То есть в позе страуса. А то, что ждёт страуса в позе -  мы уже обсудили выше.

 Как же быть?

Все просто и примитивно.

  1. Цените то, что у Вас есть, то что еще осталось с СССР.
  2. Хватит искать в врачах врагов -  они Вам не друзья, люди, обладающие набором специальных знаний, чтобы Вам помогать -  по возможности
  3. Хватит верить в то, что Вы нужны государству – Вы – в первую очередь, нужны сами себе. Не надо искать в песке сахарный песок. Его там нет
  4. Сройте свою жизнь на принципах активной профилактики – питание, режим, вредные привычки, зависимости – все это нужно исключить и научить детей противостоять своему «хочу» и говорить «нет»
  5. Имейте группу доверенных врачей или одного – но широкопрофильного, который знает что где и как делается. И который может посоветовать Вам персону, а не клинику. Стены еще не гарантируют Вам участия, как и агрессивная реклама услуг и специалистов
  6. Прежде чем отдаться на лечение – воспользуйтесь сетью интернет – это пока что свободное пространство, где Вы сможете почерпнуть немало данных о том, кто Вас будет оперировать или лечить. Это так же, как Вы выбираете по отзывам предмет или вещь, способную служить Вам долго и бесперебойно
  7. Вам может повезти, а может и не повезти. Независимо от клиники, врача и иных приходящих. Верьте в хорошее, но знайте – что как болезнь – так и лечение – это риск. Как и полет на самолете.
  8. Не ищите в усталом враче врага – это система привела его на грань непрофессионализма, она жмет и доит его, а не он «ах какой плохой и неучастливый»
  9. Имейте деньги. Да-да. Просто имейте деньги. Те, которые Вы можете потратить на лечение или его софинансирование. Пусть часть затрат несет государство –(вы их просто не вынесете – медицина очень дорога), а часть будет Вашими. Так Ваши шансы повышаются.
  10. Будьте здоровы. Пожалуйста, умоляю Вас – ближайшие 10 лет – БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ.

Беседовала Диана Мамедова 

 

 

 

Добавить комментарий

оценка пользователя
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
2 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.
вторник, 6 февраля, 2018 - 21:26
рейтинг посетителей
раздел: 
вт, 18/10/2016 - 21:07
Get ready to be amazed at these seven awesome amphibious vehicles you just have to see! 

другие новости

пт, 20/01/2017 - 18:08
Своего преемника Якунин уволил с формулировкой: «За грубое нарушение трудовых обязанностей». По мнению Александра Якунина,... подробнее
пт, 03/11/2017 - 09:53
Тетя Станислава Шутукова Эльвира до сих пор не может поверить в произошедшее. После смерти матери Стаса она заботилась о нем,... подробнее
вс, 02/07/2017 - 18:33
Накануне в Госдуме прошло обсуждение административной «реформы», проводимой губернатором Подмосковья Андреем Воробьёвым,... подробнее
пт, 30/12/2016 - 12:55
Правительством Московской области во главе с губернатором Андреем Воробьевым принято решение до середины 2017 года объединить... подробнее
вс, 10/09/2017 - 18:55
Мало того, пострадали и все кто находился рядом.  Как то, в последнее время, в России начали задерживать даже уличных... подробнее
вс, 20/05/2018 - 10:40
Мы решили вернуться к истории москвички Натали Герасимовой, о которой писали некоторое время назад.  Детство и... подробнее

острые темы

Волгодонский «Мармелад» липнет к зубам

Первым делом стоило бы провести антикоррупционную экспертизу такого проекта и спросить мнение жителей Волгодонска – нужен им стеклянный торговый монстр или что-то

интервью

  1. 25 апреля, 2018 - 20:17

    Добить и обобрать
  2. 6 апреля, 2018 - 13:41

    О судейско-прокурорских кастах, «предпринимательской» статье и почему в России такая высокая раскрываемость?
  3. 26 февраля, 2018 - 21:43

    Избирательная Фемида Промышленного районного суда Ставрополя
  4. 23 января, 2018 - 19:05

    «Решалы» нового времени: Как «расправляются» со ставропольским бизнесом
  5. 19 января, 2018 - 14:52

    Палка педофила(продолжение): Заявитель в тюрьме, а мать пострадавшей от сексуальных домогательств школьницы лишили родительских прав
  6. 14 января, 2018 - 20:29

    Палка Педофила